Напишите мне письмо
Проект астропсихолога Воропаевой Галины и веб-дизайнера Бурцевой Ольги
Венера - Богиня любви и красоты
Отношения...
Авторские Статьи
Статьи друзей
Астромагия
Астроритуалы
Астросновидения
Астрозарисовки
Астрограни
Библиотека
Астрологические миниатюры
Астрокухня
Практикум
Художественная галерея
Музыкальная галерея
Библиотека
Узнай себя
(программы и тесты)
Тонкие фигуры
Каждый человек, серьезно занимающийся проблемами этики, а также многие люди, занимающиеся этикой несерьезно, и даже вовсе ею не занимающиеся, в некоторый момент встают перед следующим вопросом: является ли зло лишь отсутствием добра, подобно тому, как тень есть отсутствие света, или (вариант) его низшей ступенью, подобно тому, как невежество и полузнание суть низшие ступени знания, - или же зло является самостоятельной силой, с которой следует бороться как с таковой, поскольку она имеет недвусмысленно противоположные добру цели. Вторая точка зрения имеет немалые основания, хотя первая во многих отношениях более привлекательна и безусловно дает меньше возможностей для злоупотреблений - но последнее обстоятельство не может служить критерием истины.

Собственно говоря, гносеологически или тем более операционально, разницы нет, так как конкретное зло в жизни человека всегда может расцениваться им как черное учительство, т.е. как посланное Богом препятствие, преодолев которое, он подвинется по пути своего развития, и тогда поставленный выше вопрос о природе зла оказывается несущественным. Однако онтологическая постановка вопроса (т.е. как выглядит ситуация глазами Бога, "на самом деле") тоже имеет право на существование, и здесь автор может предложить читателю следующую метафору.

Эволюция любого мира подобна сплаву по порожистой реке, причем рельеф местности определяется кармической задачей мира. Участки плавного течения субъективно переживаются как последовательная эволюция, постепенное очищение, набор духовной высоты, знаний и т.д.; пороги с черными валами, водоворотами, хлопьями пены и отбойной волной у скал - участки появления кармических узлов, тяжелой чистки и прогрессорского, т.е. насильственного и неподготовленного роста - все это переживается как дисгармония и зло. Таким образом, в целом, если смотреть с большой высоты, откуда порогов не видно, все в порядке, в конечном счете эволюция идет, и притом в нужном направлении. Однако с позиции внутреннего наблюдателя, пытающегося сохранить равновесие на утлой лодочке, зло как определенный вихрь или водоворот имеет как бы самостоятельное существование: оно устойчиво и втягивает в свою орбиту все, находящееся в некоторой своей окрестности. При этом прямая борьба с вихрем бесполезна: если навстречу ему пустить другой вихрь (ответить злом на зло), то, встретившись, они создадут еще большую турбулентность. Единственное, что оказывается эффективным, это найти самый центр (уязвимую точку) и ткнуть туда маленькой булавочкой, разомкнув центральное звено. После этого вихрь сам по себе распадается на несколько существенно меньших по величине; а совсем маленький вихрь не имеет достаточных сил для того, чтобы поддерживать свою турбулентность, и постепенно гасится вязкостью воды.

Любая периодически повторяющаяся последовательность действий человека (как во внешнем, так и во внутреннем мире), переходящая хотя бы в некоторой степени в привычку и автоматизм, формирует у него программу подсознания, управляющую этим автоматизмом и одновременно вызывает к жизни определенную сущность, или фигуру, в тонком мире, возникающую около человека всякий раз, когда включается соответствующая программа подсознания. Кроме того, характерные для общества в целом личные программы подсознания все вместе формируют большие, архетипические тонкие фигуры, которые создают и инвольтируют соответствующие индивидуальные тонкие фигуры отдельных людей. Таким образом, у каждого человека имеется два комплекта тонких сущностей, регулярно около него появляющихся и на него непосредственно влияющих: первый комплект состоит из фигур, созданных им лично, и уникальных, второй - из общесоциальных, наведенных ему социумом по каналам, связывающим данного человека с другими людьми. Однако создание полностью индивидуальной фигуры - большая редкость; чаще всего человек придает лишь некоторые индивидуальные черты расхожему и общедоступному архетипу: "Все счастливые семьи похожи друг на друга" (Л. Н. Толстой).

Рассмотрите семь характерных фигур, осуществляющих равнение общества под одну гребенку; их трансформация к приемлемому виду - необходимая часть процесса выработки индивидуальности и освобождения человека (а потом и общества) от невидимых, но весьма ощутимых пут. Это Дракон Личного Самоутверждения, Свинья Эгоизма, Черный человек Агрессии, Серый человек Пессимизма, Желтый человек Обмана и Самообмана, Торопыжка, Змей (см. отдельные главы)

Борьбу с тонкими фигурами нельзя вести, полностью воспринимая их всерьез как полноценных врагов, способных уничтожить человека; но в то же время к ним нельзя относиться легкомысленно и считать, что победа может быть одержана легко; на самом деле все враждебные тонкие сущности если не порождены, то сцеплены с определенными низкими программами подсознания человека, и для победы (кстати говоря, всегда временной) над ними обязательна внутренняя, а иногда и внешняя жертва со стороны человека, который навсегда прощается с некоторой низшей, но очень своей частью "я".

Далее, борьбу с тонкими фигурами никогда нельзя вести прямо, так как это означает сдвиг точки сборки в их область, где они всегда сильнее. Самое правильное отношение к ним как к досадным помехам, несколько замедляющим основное движение человека; если помехи возрастают выше определенного уровня, необходимы меры по их устранению, но движение вперед в это время остается основным занятием человека, хотя, естественно, может замедлиться. Итак, на тонкую семерку следует внимательно смотреть боковым зрением и бороться с ней всегда косвенными методами.

При правильном поведении человека, искусно избегающего соблазнов, обмана, искушений и т.п. тонкие фигуры не только уменьшаются в размерах; они обретают более культурный вид и, соответственно, меняется их обращение с человеком, что чрезвычайно украшает его жизнь: грубые соблазны и искушения прекращаются, заменяясь тонкими, и это сказывается буквально на всей картине внешнего и внутреннего мира, которая существенно облагораживается. Это - критерий правильного поведения в целом; однако существуют и локальные признаки выигранных сражений, из которых главный - достижение человеком контакта с высоким эгрегором* , с одной стороны, и, как говорили в средние века, посрамление дьявола, с другой. На языке этого трактата, последнее обстоятельство проявляется в недоуменном выражении лица или морды тонкой фигуры, которое как бы говорит: "Ну что же ты не поддаешься соблазну, который я так тщательно подготавливал? Что же мне, заново стараться?" И после этого, действительно, тонкая атмосфера делается чище, и следующий соблазн готовится более тонко и тщательно, что безусловно может рассматриваться человеком как локальная победа над своим низшим "я".

Важным условием правильного поведения в ситуации атаки со стороны тонкой семерки является вежливость обращения. Никогда не следует отвергать соблазн как таковой, да еще с гордым видом (последнее часто означает, что его вместо свиньи съест дракон), глядя противнику прямо в глаза - это уже означает прямую схватку, в которой человек выиграть, как читатель уже хорошо запомнил, не может. Гораздо лучше, тоньше и эффективнее найти как бы весомый предлог, под которым и отказаться, ни в коем случае не объявляя свой отказ принципиальным - уж если фантазия совсем отказывает, можно объяснить его капризом настроения, хотя это не слишком убедительно. Другими словами, нужно суметь минимальными средствами обвести тонкую фигуру вокруг пальца, косвенно убедив ее в том, что предлагаемые ею искушения недостаточно обольстительны или внушительны, пусть она еще подумает и поработает - но всего этого ни в коем случае нельзя говорить или демонстрировать прямо, иначе человек рискует попасть под прямой удар архетипической фигуры (т.е. соответствующего Короля).

Прямым знаком крупной победы над тонкой фигурой является сильное ослабление ее внутреннего влияния в сочетании с ее же экстериоризацией, т.е. воплощением во внешнем мире; пока экстериоризации не произошло, человек может быть уверен в том, что враг не побежден, а лишь затаился. В качестве примера рассмотрим человека, который только что одержал крупную победу над своим драконом самоутверждения и выработал в себе сильную программу смирения. Посрамленный дракон выбирает себе жертву где-то около нашего героя и вселяется в одного из его близких, например, хорошего друга. И человек, который только что понял и в полной (как ему кажется) мере оценил всю злотворность гордыни, неожиданно видит, что его друг просто переполнен высокомерием и чванством, которые выливаются из него при всяком неосторожном движении. Теперь человек имеет полную возможность рассмотреть дракона со стороны, т.е. на примере своего друга, и это будет для человека не самым приятным зрелищем, особенно если он увидит в друге общие с собой бывшим черты поведения. Что в это время происходит в тонком мире? Сокращенный маленький дракончик нашего героя с горечью, тоской и завистью смотрит на своего пышного собрата и жаждет получить от него инвольтацию, что немедленно произойдет, как только в голову человека придет и в ней останется такая, например, мысль: "Подумать страшно, что я был похожим на него, и как хорошо, что теперь я совсем другой". Если же человек в самом деле выработал должное смирение, то он гонит подобные мысли, и через некоторое (иногда довольно большое) время неестественное цветение или буйство экстериоризированного дракона кончается, что свидетельствует об окончании второй (внешней) фазы борьбы человека с драконом; в следующий раз схватка будет происходить уже на ином уровне.


*Эгрегор есть основная структурная единица тонкого мира. Каждой организации на Земле соответствует область в тонком мире, называемая ее эгрегором; наиболее известны эгрегоры, соответствующие религиям: христианский эгрегор, мусульманский, буддистский и т.д. Однако и у организаций других типов, как-то: государство, предприятие, семья, народность, клуб - также имеются свои эгрегоры. Основной признак, по которому люди, принадлежащие или, правильнее сказать, служащие одному эгрегору, узнают друг друга, - это мистическое ощущение, описываемое понятием "свой". Следует подчеркнуть, что это именно общность упряжки: любви, личной симпатии, дружбы или доверия к "своему" может вовсе и не быть.
Авессалом Подводный из книги "Возвращенный оккультизм, или Повесть о тонкой семерке"
скачать книги автора можно в библиотеке

Иллюстрация к статье: Борис Валеджио
Посмотреть работы художника можно в галерее


Copyright © Astroviolet     Астропсихолог Воропаева Галина
Все права защищены     Дизайн и верстка Бурцева Ольга
****************************************************
(вопросы и предложения веб-мастеру присылайте на hel11@rambler.ru)

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru LightRay